Криминальные банкротства банков стали едва ли не повседневной практикой. Мошеннические действия группы банков, принадлежащих предпринимателю Матвею Урину, привели к отзыву их лицензий. Размер выплат вкладчикам, которые пришлось взять на себя Агентству по страхованию вкладов, превысил 10 млрд руб. Обанкротившийся Межпромбанк только Центробанку задолжал 32 млрд рублей. Кто ворует банковские активы? 

С.Алексашенко:  Добрый день! На канале РБК-ТВ программа «Диалог» и я, Сергей Алексашенко. Сегодня мы поговорим о жизни после смерти. Все мы с вами общаемся с банками. Мы оплачиваем там свои счета, храним свои депозиты, мы иногда берем там кредиты. И последний кризис показал, что банковская система играет самую значимую роль во всей мировой экономике. Стоило банкам закачаться, стоило им закашляться, как вся мировая экономика свалилась в жесточайший кризис. И о том, что происходит с банками, когда у них отбирают лицензию, мы поговорим сегодня с генеральным директором агентсва по страхованию вкладов Александром Турбановым. Здравствуйте!  Александр Владимирович, такое ощущение, что в России кризис закончился. Банки в период кризиса получили колоссальную поддержку. Во всех газетах можно было прочитать, что банки испытывают проблемы, их спасали, их санировали, их покупали, выкупали, закрывали. И действительно, 2008-2009 год был пиком отзыва лицензий, когда, казалось бы, банки начали закрываться в большом количестве. И вот 2010-2011 год - ситуация исправилась, практически ничего не происходит. Затишье? Или затишье перед бурей?

А.Турбанов: Я думаю, что сейчас в банковской системе действительно происходит стабилизация. И в основном банки вышли из кризиса. И если кто-то еще испытывает сложности, то это, скорее всего, борьба с последствиями кризиса. 2010 год выглядит намного спокойнее, чем 2009-й. Хотя, честно говоря, количество отозванных лицензий в 2010 году меня несколько удивляет. Я полагаю, что могло бы быть и больше лицензий отозвано. 16 страховых случаев для нас произошло, страховой случай для нас - это как раз отзыв лицензий, это не так много. Первые три квартала прошлого года мы вообще...

С.Алексашенко:  ...без работы сидели.

А.Турбанов: Почти без работы: всего 5 млрд - это сумма наших страховых выплат, это не так много. Правда, четвертый квартал преподнес сюрприз - это целая группа банков, которые получили условное наименование «уринские банки» - банки Матвея Урина. Там сразу шесть страховых случаев, и сумма страхового возмещения подскочила до 15 млрд за год. Это уже достаточно значительная сумма. В этом году мы вновь видим стабильную ситуацию - количество отозванных лицензий действительно небольшое: семь банков - участников системы страхования вкладов лишились лицензии. Где-то 3,7 млрд - наш объем ответственности по страховому возмещению - это ситуация для нас обычная.

С.Алексашенко: Получается, что в своей основной функции, которая сидит в названии - Агентство страхования вкладов, у вас работы меньше. И вы можете переключиться на другую работу, которая на самом деле остается за кадром, и, может быть, она более важна и интересна.

А.Турбанов: У нас, кроме нашей титульной функции страхования вкладов, есть еще две важных функции: это функция конкурсного управляющего - ликвидатора несостоятельных банков - банков, у которых отозваны лицензии, и функция санации банков. Объем работы по функции санации у также снижается  в связи и с тем, что кризис уходит. А работа в ликвидационных процедурах все эти годы остается достаточно напряженной. На каждый текущий момент - кому-то это покажется странным - у нас в производстве находится сто банков примерно на ликвидации, вот сейчас - 108. Всего за 6 лет нашей работы в этой ипостаси 262 банка нам было передано, в 154 случаях мы завершили процедуру ликвидации, вот в 108 мы проходим, и каждый месяц Центральный Банк нам по парочке подкидывает.

С.Алексашенко:  Сколько идет самая длинная процедура ликвидации из этих 108 банков, который сейчас у вас на хозяйстве?

А.Турбанов: Средний срок конкурсного производства, процедуры ликвидации - 2,5 года. Есть банки, в которых мы вынуждены эти процедуры проводить до 5 лет. Свыше 5 лет - пока таких случаев не было.

С.Алексашенко: Так все запутано или большие банки?

А.Турбанов: И размер банков здесь играет, конечно, большое значение, но еще более значимым фактором является характер банкротства. Мы сами для себя делим с этой точки зрения банки на две категории: рыночное банкротство и криминальное. Вот там где рыночное банкротство, возникающее по экономическим обстоятельствам - банк не нашел своей ниши, не выстроил систему управления рисками, не учел конъюнктуру рынка и т.д., в этих банках и качество активов достаточное, чтобы в большей мере рассчитаться с кредиторами, и сроки ликвидации не такие большие. Что касается криминальных банкротств, то как раз по этой категории нам приходится разбираться дольше, и дольше происходит процесс инвентаризации оставшихся активов, идет очень трудный процесс возврата неправомерно выведенных из банка активов, идут судебные процедуры.

С.Алексашенко: А удается возвращать активы?

А.Турбанов: Удается.

С.Алексашенко: Много?

А.Турбанов: Хотелось бы, конечно, больше.  Но, тем не менее, вот давайте посмотрим по одному из направлений нашей работы - привлечение к субсидиарной ответственности бывших собственников банка или топ-менеджеров. ...

Полный текст передачи