Концепция долгосрочного экономического развития России до 2020 года была принята в самый разгар кризиса – в ноябре 2008г. Современные условия требуют пересмотра докризисной стратегии. Если "Стратегия-2020" была результатом кулуарного министерского творчества, то ее обновлением занимаются независимые эксперты. Какой будет экономика России в 2020 году?

Сергей Алексашенко:  Добрый день! На канале РБК программа «Диалог» и я, Сергей Алексашенко. Кризис 2008-2009гг. привел к слому экономической модели России.  Россия, как машина на полном ходу, неожиданно столкнулась с препятствием, потеряла динамизм и никак не может выйти на траекторию прежнего развития. Сырьевая зависимость, как бы это ни печально звучало, возросла, зависимость бюджета от нефти выросла.  Президент говорит о модернизации, о необходимости превращения страны в современную державу, о необходимости перехода к инновационной модели развития экономики. Правительство созывает большую группу экономистов, которые начинают работать над обновлением Концепции-2020. Все это наталкивает меня на мысль о том, что что-то должно произойти в российской экономической политике. Неладно что-то в датском королевстве.  И вот о том, какие возможности есть у правительства, какие альтернативы, какие ограничения, мы будем разговаривать с  президентом Ассоциации независимых центров экономического анализа Александром Аузаном. Итак, правительство стоит перед легким или нелегким выбором с точки зрения экономической стратегии?

А.Аузан:  Вообще непонятно, о каком правительстве идет речь.

Сергей Алексашенко:  Это был мой следующий вопрос.

А.Аузан:  Потому что, на мой взгляд, та наработка, которая делается в рамках работы 21 экспертной группы, работающей над обновлением Стратегии-2020, будет реализовываться следующим правительством России, которое придет  в мае-июне 2012г. по Конституции.

Сергей Алексашенко:  Или в январе-феврале 2012-го.

А.Аузан:  В любом случае правительство подает в отставку при выборе президента. Поэтому в любом случае юридически новое правительство возникнет к лету 2012г., и ему быть тем субъектом, который решает: да, мы идет по такому сценарию. Владимир Мау, один из инициаторов этой программы, очень удачно, по-моему, сказал, что мы делаем кубики, из которых можно сложить разные стратегии. А кто будет складывать – это задача правительства. Мы не пишем программу правительства.

Сергей Алексашенко:  Вы правда верите, что у России есть несколько стратегий? Что можно сделать набор кубиков, как Лего,  и написать там 25 стратегий?

А.Аузан:  Я верю в том, что, как всегда, у России, у Ганы, у Бельгии  есть разные варианты развития. Это точно.

Сергей Алексашенко:  Один вариант – ничего не делать.

Полный текст передачи