В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Многие финансисты, экономисты, соответственно, пресса и общественное мнение обсуждают, что же делать с одним из крупнейших и старейших, и ведущих банков нашей страны, основанном в 1994 году, – «Банком Москвы», который оказался после известных событий в руках государственного «ВТБ». «Банк Москвы» по активам – 6-й номер в России. Только вклады населения там составляют почти 150 миллиардов рублей, число вкладчиков какое-то невероятное, по-моему, больше только у Сбербанка, тут могу заблуждаться. И вот что выясняется. «Банк Москвы» в непростом финансовом положении. «Его проблемы, - пишет сегодня, например, «Независимая газета», - обрастают цифрами, причём настолько существенными, что эксперты теряются в догадках: стоит спасать этот банк или лучше просто его обанкротить». Для спасения «Банка Москвы» привлекаются в том числе со стороны государства, ЦБ и Агентства по страхованию вкладов 295 миллиардов рублей, ещё 100 миллиардов даст основной нынешний владелец ВТБ. По мнению части аналитиков, такую сумму платить просто нельзя. При капитализации «Банка Москвы» 2,5 миллиарда долларов, много 2,5 миллиарда долларов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Да уж, немало.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Проще его обанкротить, чем платить за спасение в 4 раза больше – 10 миллиардов долларов, вы представляете себе, какие суммы? И тут мы хотим спросить вас – что делать, на ваш взгляд, с «Банком Москвы», который играет серьёзную роль большого финансового института, чуть ли не основы финансовой системы города Москвы, работая с предприятиями и гигантского числа частных вкладчиков: спасать его, вкладывать деньги или лучше дешевле, проще и правильнее обанкротить. … Сейчас с нами на связи наш сегодняшний эксперт Сергей Алексашенко из Высшей школы экономики. Сергей, доброе утро.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Доброе утро.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Действительно ли такие огромные деньги могут спасти отца русской демократии, я имею в виду «Банк Москвы»?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Вы знаете, если говорить серьёзно, то у «Банка Москвы» нет будущего. Даже если всё будет хорошо, даже если активы найдутся, денег понадобится меньше, всё равно «Банк Москвы» через какое-то время перестанет существовать, потому что ВТБ заявил о том, что хочет его полностью поглотить. Поэтому будущее «Банка Москвы» такое долгосрочное – оно понятно. То есть он исчезнет. Второй вопрос, вот это мне хочется оставить, мы должны четко понимать, что речь сегодня идёт не только о спасении «Банка Москвы», но и о спасении самого банка ВТБ. Не того розничного ВТБ-24, с которым мы все работаем как вкладчики, да, а большого, материнского, банка.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Это во главе которого Костин стоит?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, да, во главе которого стоит Андрей Костин. Банк ВТБ купил неконтрольный пакет акций «Банка Москвы» за 103 миллиарда рублей. Это был такой недружественный, можно сказать, рейдерский захват, а, соответственно, команда, которая управляла банком до этого, команда Андрея Бородина, подложила туда огромное количество вот таких ядовитых пилюль, да, у банкиров это называется, и выяснилось, что банк ВТБ, то есть Андрей Леонидович Костин, купил не активы, а пассивы, то есть он ещё должен заплатить огромные деньги и предлагает гражданам этой страны поучаствовать в том, чтобы у ВТБ не было убытков, да, поэтому есть такая очень сложная конструкция, но на самом деле это часто случается в бизнесе, когда одна компания пытается поглотить другую, то она сталкивается с большими финансовыми проблемами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Сергей Владимирович…

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Вот смотрите, когда наш слушатель Сергей Косеев пишет: «Нефиг было покупать в спешке. ВТБ сами виноваты, пусть сами и спасают, а не за счёт ЦБ», то есть он, получается, абсолютно прав?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да. Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - За что боролись, на то и напоролись?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Абсолютно прав. Я уверен, что банк ВТБ, покупая «Банк Москвы», не провёл необходимых проверок, не проверил документы, и вообще захват… и суды, и прокуратура, и милиция – все набросились на прежних владельцев, которые защищались, как могли, и защитили, как мы видим, успешно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Александр как раз просит объяснить: «А куда девались активы, почему нельзя их вернуть?».

С. АЛЕКСАШЕНКО - Активы «Банка Москвы» - это были кредиты компаниям, связанным с прежними менеджерами, с Андреем Бородиным и его командой. И эти активы, которые кредитовались, они были в залоге у банка.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Это больше на пассивы похоже.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, нет, это активы. Потому что в залоге были какие-нибудь лесобумажные предприятия, цементный завод, я не знаю, что там ещё было, там, девелоперские проекты… они были в залоге у банка, да? Но как только банк ВТБ начал захватывать «Банк Москвы», все эти залоги из банка ушли. И в результате кредиты «Банка Москвы» стали необеспеченными. А давать компаниям сложно, либо компаниям-однодневкам. Но реально с них взыскать с кредитов, я думаю, будет очень тяжело.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А в итоге-то решение будет всё равно выделить деньги, правда?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, решение уже состоялось, да, то есть решение состоялось выделить 295 миллиардов рублей за счёт эмиссии Центрального банка, то есть центральный банк проэмитирует эти деньги, мы с вами заплатим инфляцией.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Напечатает?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Напечатает, да, да, вот, на которые банк ВТБ что-нибудь купит, заработает, да, и будет свои личные убытки компенсировать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Кстати, вчера у нас выступал в эфире Сергей Дубинин, ныне…

С. АЛЕКСАШЕНКО - Да, он председатель наблюдательного совета ВТБ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Совета ВТБ, да. Он говорит, что к концу нынешнего года общая сумма убытков «Банка Москвы» составит 150 миллиардов рублей, замечательные цифры.

С. АЛЕКСАШЕНКО - Мне бы хотелось, чтобы он сказал, что сумма убытков ВТБ составит как минимум 100 миллиардов рублей, которые он потратил на покупку акций, плюс какие-то кредит миллиардов на 30 господину Юсуфову. То есть там на самом деле, вы ещё раз меня поймите, что речь идёт о спасении и «Банка Москвы», и банка ВТБ, потому что менеджмент банка – они создали отвратительную совершенно ситуацию, когда заставляют государство в очередной раз решать его проблемы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Мы упомянули в самом начале разговора огромное число привлечённых средств за счёт депозитов граждан. Вкладчикам-то не надо беспокоиться, гражданам?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, вкладчикам ничего… я думаю, что вкладчикам совершенно точно не надо беспокоиться, потому что большинство вкладчиков «Банка Москвы» - они подпадают под программу страхования. И им ничего не угрожает. Ну и, собственно говоря, насколько я понимаю, в этом отношении никаких угроз не существует, никто даже об этом и не говорит.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - То есть вы всех успокаиваете, а то у нас тут как раз люди спрашивают – что же делать с паями ПИФов «Банка Москвы».

С. АЛЕКСАШЕНКО - Нет, нет, частным вкладчикам не надо беспокоиться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А ПИФы «Банка Москвы» - паевые инвестиционные фонды?

С. АЛЕКСАШЕНКО - Паевые инвестиционные фонды… я не знаю, я не знаю, что с ними будет. Но видимо, новый собственник, банк ВТБ, будет по ним отвечать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Спасибо большое за эти разъяснения, хотя оптимизма не прибавили вы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Да уж.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Спасибо, Сергей Алексашенко из Высшей школы экономики, бывший первый зампред Центрального банка Российской федерации.

Оригинал передачи