За последние десять лет произошла "национализация" банковской системы России. Доля активов, контролируемых государственными банками, выросла с 36 до 57%. В кризис эти банки стали основными получателями государственной помощи. Кризис заканчивается, но работы по спасению меньше не стало. Поддержание на плаву банка Москвы обойдется в рекордную сумму. Могут ли рассчитывать частные банки на такое же внимание?

С.Алексашенко: Добрый день! На канале РБК программа «Диалог» и я, Сергей Алексашенко. Мы с вами находимся в очень интересной фазе развития. Мы переживаем глубочайшее, крупнейшее банковское банкротство в истории Российской Федерации. На кону сразу два банка: Банк Москвы и банк ВТБ. Казалось бы, как все было хорошо: еще полгода назад ВТБ - второй банк в стране, Банк Москвы - пятый банк в стране, две устойчивые финансовые организации. Одна решает поглотить вторую, договаривается с продавцом акций, покупает и... выясняется, что она покупает огромные проблемы, проблемы такой величины, которые тянут на дно и Банк Москвы, и банк ВТБ. Вот для того чтобы спасти эти два банка, государство организует неимоверную по масштабам программу финансовой поддержки: 295 млрд руб. даются практически бесплатно на 10 лет Банку Москвы. Только такой ценой государство может спасти эти два банка. И теперь, кажется, инвесторы могут успокоиться: рейтинговые агентства выступили с заявлением и говорят, что с банками все в порядке - и с банком ВТБ, и с Банком Москвы, что, наверное, самое главное. И еще: сразу скажу: все, о чем мы сегодня будем говорить с моим гостем - Александром Даниловым, старшим директором аналитической группы по финансовым организациям агентства Fitch Ratings, не имеет никакого отношения к банку ВТБ 24 или к вкладчикам Банка Москвы - они могут быть спокойны в любом случае. Мы говорим о проблемах корпоративного управления, о финансовом состоянии банков и о том, что и как собирается делать правительство, как собирается спасать эти два банка.

Александр, правильно я интерпретирую ситуацию, говоря о том, что реализованная попытка откровенно недружественного поглощения банком ВТБ Банка Москвы обернулась колоссальными проблемами?

А.Данилов: В части констатации факта, что проблемы, действительно, колоссальные и они образовались - большая их часть, во всяком случае, - за последнее время, с того момента, как правительство Москвы выразило желание продать банк, а ВТБ выразил желание купить банк, то действительно - да, так оно и есть.

С.Алексашенко: Правильно ли я говорю, что полгода назад, ну или чуть больше - осенью прошлого года, Банк Москвы был хорошим, устойчивым банком, или у него уже были тогда проблемы?

А.Данилов: Давайте я начну с того, что развею некий миф о том, что если у банка есть рейтинг от международного финансового агентства, то с банком все прекрасно. Лучше всего привести аналогию с медицинским диагнозом: даже если его поставил светило, это вовсе не означает, что пациент здоров, там может быть написано все что угодно. То есть надо смотреть на уровень рейтинга и что он показывает. Что касается Банка Москвы, его инвестиционный рейтинг отражал возможность поддержки со стороны города. Здесь мы не ошиблись. Исторически банк всегда получал такую поддержку. В какой-то момент, когда правительство Москвы выразило свое намерение продать банк, появилась некая неопределенность - мы поставили рейтинги на пересмотр с возможностью понижения. Но, тем не менее, наши базовые ожидания были такие, что банк все равно будет поддержан. И, собственно, эти ожидания оправдались. То есть долгосрочный рейтинг отражает возможность поддержки и показывает вероятность того, что банк не сможет расплатиться по своим обязательствам. То есть здесь все в порядке - государство в конечном итоге помогает. ...

Полный текст передачи