Евросоюз выделит Афинам еще 109 миллиардов евро, а частные кредиторы добровольно обменяют свои облигации на более долгосрочные. Кроме того, европейский стабфонд теперь сможет на вторичном рынке скупать облигации проблемных кредиторов, а также оказывать прямую помощь банкам и выделять займы странам, теряющим доверие инвесторов.

О наиболее вероятных последствия решения ЕС в интервью Business FM рассказал директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.

Business FM: Какие слабые стороны вы видите у принятых на саммите ЕС решений?

Слабые стороны я вижу две, как говорят инвесторы: покупай на слухах, а продавай на фактах. Насколько я понимаю, есть политическое заявление о пакете помощи Греции, но технические детали еще не обнародованы. И это может случиться, как в прошлый раз – в мае прошлого года, когда опубликованные технические детали 2-3 дня, неделя, аналитики все посчитают, и выяснится, что Греции этих средств не хватает. Ну, это одна потенциальная слабость, а вторая слабость – пакет помощи Греции становится очень большим, и не факт, что у европейского стабфонда хватит денег еще на пару других стран. Объем помощи Греции вырос в два с лишним раза и, в общем, становится достаточно дорогим.

Как вы думаете, в Греции все равно, несмотря на помощь еврозоны, получится технический дефолт или все-таки удастся ее спасти?

Технический дефолт неизбежен, об этом вчера было заявлено. Он будет связан с тем, что когда будет производиться обмен долговых бумаг, когда инвесторы будут делать добровольный обмен, то будет какой-то момент между тем, когда по старым бумагам уже не будет обещания погаситься, а новые еще не будут выпущены. Несколько дней дефолт будет существовать. В этом плане кратковременный дефолт неизбежен.

А держатели греческих облигаций смогут миновать убытков или нет?

Нет, обязательно они показывают убытки, и минимум 20%. Более точно можно будет сказать, когда будут технические детали опубликованы. Точно совершенно, частные кредиторы принимают на себя какую-то часть убытков.

Расширены полномочия европейского стабфонда, но для этого нужно одобрение всех парламентов стран ЕС, не ставит ли этот крест на решении саммита?

Ну, это еще одна слабость, но мне кажется, что в данном случае, ну, как везде – правящая коалиция у власти, я думаю, что это их задача – обеспечить прохождение через парламент. Ну, это всегда так бывает в ЕС, именно поэтому любое решение Евросоюза есть политический компромисс между оптимальным и политически возможным.

За счет чего будет наполняться фонд, хватит ли у стран ЕС денег для его финансирования?

Пока нет решения об увеличении стабфонда, и, как я сказал в начале, это является второй слабостью, потому что пакет помощи Греции резко вырастает, и, соответственно, на другие страны денег остается меньше.

Пока на данный момент инвесторы успокоились, рынки растут. Считается, что, возможно, это решение саммита каким-то образом потушит долговой кризис в еврозоне – или все-таки в какой-то момент все равно все рухнет?

Политики рассчитывают, что это потушит. Они считают, что события в Португалии и Испании развиваются под влиянием событий в Греции, и надеются потушить пожар в Греции этим пакетом помощи. Но, собственно говоря, через 2-4 месяца мы увидим, не разгорится ли пожар в Португалии или Испании независимо или он потухнет после Греции.

Оригинал интервью