Владимир Путин принял решение вернуться в Кремль, остаться на капитанском мостике огромного корабля под названием «Россия», который вроде бы и выглядит внушительно, но который явно потерял и курс, и скорость. Очевидно, у него был выбор: он мог соблюсти дух Конституции и, безусловно оставаясь важнейшей политической фигурой в стране, сделать шаг к тому, чтобы превратиться в российского Дэн Сяопина. Для этого он мог на следующие пять лет уйти, например, на пост председателя Госдумы: контроль за бюджетом и законодательством был бы обеспечен, т. е. и денежные потоки можно было бы направлять в нужную сторону, и изменения системы не допустить. Но он выбрал иное.

Почему он решил остаться? Не очень хочется в этом разбираться — никто, кроме него самого, не может ответить на этот вопрос. Да и нет большой разницы, поверил ли он в свою непогрешимость и мессианское предназначение или не смог противостоять давлению своих друзей и знакомых, которые никак не могут насытиться. Важно другое: своим решением Путин узурпировал право находиться на своем посту 24 года. По сути дела, оба участника тандема признались в том, что президентство Дмитрия Медведева было не чем иным, как камуфлированием третьего срока Путина. Этим решением Путин сделал всю страну своей заложницей. Заложницей того, адекватно ли он оценивает текущую ситуацию и стратегические вызовы и угрозы, в состоянии ли он и его команда своевременно принимать необходимые решения, существует ли в его команде второй состав, ибо первый явно состарился и уже мало на что способен. ...

Полный текст статьи