Сегодня в ГТРК "Корстон" завершается образовательный проект MadeinKazan. А «БИЗНЕС Online» знакомит своих читателей с выступлением одного из самых известных экспертов, выступавших в эти дни в ГТРК "Корстон" перед 1200 участниками. Речь идет об одном из архитекторов финансовой системы 90-х годов в России Сергее Алексашенко, ныне директоре по макроэкономическим исследованиям ГУ ВШЭ. Его выступление называлось «Экономика России - 2012: основные вызовы», и говорил он о том, надо ли бояться 2013 года; о японской технологической революции на АвтоВАЗе; в чем хранить капитал; почему бизнесменам пора разрабатывать план «В» и что будет с евро и долларом через 20 лет...

Надо разрабатывать план «В»

- Я правительству уже посоветовал начать готовиться к кризису… У меня есть бизнесмены знакомые, им тоже сказал - надо разрабатывать план «В». То есть представьте себе, что кризис случится завтра.

Угроза кризиса для России, для правительства состоит в том, что резко падают налоговые поступления - и связанные с нефтью, и не связанные с нефтью. Потенциально может расти безработица. Потенциально возникает проблема моногородов. И правительство должно быть способно реализовать программу - а во всем мире в таких случаях нужно реализовывать программу, которая создает государственный спрос вместо упавшего частного спроса. Наиболее эффективными формами государственного спроса, во всем мире это признано, являются инфраструктурные проекты: строительство автомобильных дорог, строительство железнодорожных вокзалов, еще что-то такое, что потом будет использоваться экономикой.

В кризис 2008 года основная часть наших денег - государственных денег, которые пошли на антикризисные мероприятия - были использованы совсем на другие цели. Примерно 40 процентов всего государственного антикризисного пакета пошло на спасение банков. Еще 20 процентов антикризисного пакета ушло на поддержку нефтяников. Представляете? Выяснилось, что сектор, который нужно поддерживать больше всего, - это банковский сектор и нефтяники. А вот то, на то, что называется поддержкой экономики, созданием спроса, ушло чуть больше десяти процентов антикризисного пакета.

Вот, собственно, мой совет государству, моим друзьям в правительстве, был в этом, - попробуйте сформулировать решения о том, какие расходы в бюджете вы сократите… И на что потратите деньги, чтобы экономика получила дополнительную поддержку.

Самая большая ошибка - войти в кризис с огромными кредитами

- Что касается управления личными финансами… Самая большая ошибка, которую можно допустить, - это войти в кризис с большим количеством кредитов, с большой задолженностью...

Поэтому мне кажется, что главная страховка, с точки зрения сохранения личных финансов, личного благополучия, вашего личного капитала и производственного капитала, - это ваше понимание, что бремя обслуживания тех кредитов, которые вы взяли, оно для вас не настолько тяжело, и даже если ваш бизнес упадет в два раза, вы сможете их обслужить. Критическое, суперкритическое отношение к тем кредитам, которые вы берете, - основа вашей финансовой устойчивости.

Насчет того, в чем хранить деньги… В России у нас такое искаженное сознание - мы пытаемся считать одновременно в рублях, в евро и в долларах. На Дальнем Востоке еще пытаются кто-то в юанях, а кто-то в иенах.

Вот если у вас в голове такая мультивалютная система существует, то вы всегда найдете комбинацию, при которой любой совет был неправильным: «А вот в иенах я проиграл!»… Поэтому я всегда говорю: если вы сильно волнуетесь этим вопросом, поделите на три части - на рубль, евро, доллар, - и расслабьтесь…

Складывается сильно неблагоприятная ситуация

- При всем том, что Россия занимает седьмую часть земной поверхности, она не является изолированным государством. Как бы нам ни хотелось, чтобы Россия была изолированной. Вот мы говорим: у нас особый путь, у нас особые интересы, у нас особый менталитет. Ничего подобного, это все неправда. Мы являемся частью Земли, частью мировой экономики. Хотим мы или не хотим - мы конкурируем со всем остальным миром. И если мы будем проигрывать конкуренцию, значит, мы будем проигравшими…

Последний мировой кризис 2007 - 2009 годов оказался настолько тяжелым, настолько болезненным, что для борьбы с ним государства потратили огромные ресурсы. И то, что мы сегодня наблюдаем и в США, и в Европе, - это некий вторичный эффект… Лекарства, которые принимали от болезни, оказались настолько сильнодействующими, что теперь нужно лечить последствия приема тех лекарств. По своим характеристикам ситуация, которая сегодня складывается в Европе, вообще говоря, безумно-безумно тревожная.

Говоря о перспективах российской экономики в 2012 году, мне кажется, что главный, ключевой вопрос, к которому мы все должны быть готовы, - это то, что Россия является частью мировой экономики, что Россия безумно зависит от того, что происходит в мире. И это не только цена на нефть, хотя, конечно, это очень важный фактор, - но и состояние мировых финансовых рынков

Так вот, в отношении этих двух факторов - и цены на нефть, и мировых финансовых рынков, складывается сильно неблагоприятная ситуация... Происходит быстрое замедление темпов роста экономики США и Европы. Этому есть очень понятное объяснение - что после кризиса население и компании занимаются тем, что расплачиваются по долгам, улучшают свое долговое бремя, банки рекапитализуруются и выдают меньше кредитов, бюджеты должны снижать дефицит и государственный долг, поэтому повышают налоги… И все это еще больше давит на экономическую активность. И последствия этой ситуации будут сохраняться примерно семь - десять лет…

Кризис может наступить через неделю

- Европа находится в сложной ситуации, там колоссальные долговые проблемы у многих стран… Возможно, я, обжегшись на молоке, дую на воду, но мне кажется, что если сравнивать, проводить аналогии с 2008 годом, то сегодня европейская финансовая система находится где-то посередине лета 2008 года. И мы понимаем, что после лета всегда следует осень.

Я не хочу сказать, что кризис наступит через полтора-два месяца. Он может наступить через неделю, а может наступить через шесть месяцев. А может случиться что-то такое, что кризиса финансовой системы Европы удастся избежать. Но мне кажется, что это такой, сильно маловероятный сценарий.

Соответственно, если финансовые рынки закрываются в Европе, то для российского бюджета, помимо угрозы снижения цен на нефть, которая очень важна для доходов бюджета, возникает угроза того, что нельзя провести приватизацию - потому что ваши активы никто не будет покупать. Нельзя заимствовать на финансовых рынках, потому что в долг никто никому не будет давать. И это означает, что российский бюджет может столкнуться с жесточайшими проблемами, когда у него будет нехватка денег.

Резервного фонда, который есть у России, хватит ровно на один год. То есть мы должны четко понимать, что принципиальные различия кризиса образца 2008 года и образца 2012 года в том, что в 2008 году резервного фонда хватало на три года, хотя министр финансов и считал, что лет на семь хватит, - но хватило реально на три года. Сейчас резервный фонд резко уменьшился, его хватит на один год…

Мировые эксперты абсолютно не уверены в том, что мировые цены на нефть будут расти и дальше, в последующие годы. Вообще, это очень плохая практика - пытаться предсказывать цены на нефть…

Почему мы боимся 2013 года?

- Многие, наверное, ездят на машинах. Бывают ситуации, когда у вас прокололось колесо... Вы остановились, заменили колесо - и поехали дальше. А бывает, ну, не знаю - со всеми четырьмя тормозными колодками что-то случилось, и они постоянно тормозят колеса. Вот здесь нужно разбираться с механизмом.

У нас экономика до кризиса 2008 года росла последние десять лет на 7 - 7,5 процента в год, очень быстро росла. И вот тот механизм роста, который был до 2008 года, он сломался, его нет. А с новым двигателем - тут все непонятно. И угроза 2012-13 годов, она состоит в том, что у нас на колесах экономики стоит большой тормоз. Потому что внутри нее нет механизма, который раскручивает рост. А на все это налагается низкое качество государственных институтов…

Я не анархист, я не говорю, что государство надо отменить. Просто у нас чиновники, начиная с самого верхнего уровня и дальше, они почему-то считают, что от них очень много чего зависит. И они считают, что вот если они примут правильные, гениальные решения, то сразу в стране все будет хорошо.

Например, есть проблема технологической модернизации, инновационной экономики. Вот если президент решил, что есть пять направлений технологического прорыва, то прорыв обязательно будет в этих пяти направлениях - и нигде больше. А для того, чтобы поддержать эти направления, нужно собрать умных чиновников, ну и еще там несколько бизнесменов, нужно составить план действий и просто монотонно обсуждать: что еще можно сделать? Но при этом не обсуждается, ни кто будет делать, ни почему будет делать, выгодно это или не выгодно?

Я, как экономист, понимаю, что экономикой движут стимулы, интересы. Рост экономики - это производство валового внутреннего продукта, производство добавленной стоимости. Производством добавленной стоимости занимается бизнес. А бизнес, он занимается только тем, что ему выгодно. Вот если ему выгодно, он будет строить дома. Если ему выгодно, он будет добывать нефть. Выгодно - будет возить грузы, по железной дороге, по автомобильной, на тачках, на носилках. Вот то, что выгодно, бизнес будет делать. Если ему не выгодно, заставить его невозможно. И если государственный аппарат делает так, что бизнесом заниматься невыгодно, то экономика и будет вот так ни шатко ни валко расти… У нас же на самом деле после кризиса устойчивого роста так и нет. Если смотреть на графики, которые даже минэкономики рисует, - два квартала мы растем, а два квартала либо падаем, либо стоим на месте…

Иностранные инвестиции - это не деньги

- Японцы очень много чего умеют делать. Я на прошлой неделе был на АвтоВАЗе, ходил по цехам. Мне рассказали такую историю. Рено Ниссан - они категорически боятся вкладывать в Россию деньги, за исключением сборочного производства. Вместе с тем очень дорогая иена заставляет их передвигать производство, перемещать в другие страны. Им хочется разместить его в России. Потому что по ряду соображений им это удобно - с точки зрения логистики, еще чего-то. Но - боятся! В том числе по причине отсутствия мирного договора, в том числе понимая, что деньги разворуют.

И тогда генеральный директор АвтоВАЗа Игорь Анатольевич Комаров им говорит: слушайте, что бы вы первым создали в России? Ему отвечают: мы бы создавали пластмассовые панели. Гендиректор: смотрите, у меня есть производство, достаточно современное, там оборудование нормальное стоит. Вот - повышайте производительность труда. 50 процентов прироста производительности труда - ваши. Мы будем прессовать то, что вы хотите.

За неделю японские технологи, инженеры предложили план организационных мероприятий - без затрат денег, - повысившие производительность труда на 30 процентов. На тридцать!

А потом говорят: а можно мы еще на тот участок сходим? - Можно. - А туда? - Можно.

В результате они создали себе мощности на АвтоВАЗе для производства нескольких десятков тысяч автомобилей из комплектующих - не вложив ни копейки.

Вот что нам нужно от японцев. Иностранные инвестиции - это не деньги. Это знания, это умения, это то, чего нам не хватает.

Почему наш бизнес столь мало думает об общественном благе?

- С точки зрения потратить деньги - на самые хорошие цели - найдется миллион людей… Даже все 140 миллионов людей в нашей стране, которые готовы потратить деньги. А вот уметь заработать могут не все. Количество людей, которые умеют зарабатывать деньги, бизнесменов, их не в одной стране мира не бывает больше, чем пять процентов. Больше их просто нет. Есть люди, которые, имея даже большое количество денег и работающее предприятие, могут довести его очень быстро до банкротства, потому что не понимают, как все это работает…

Почему наш бизнес столь мало думает об общественном благе?.. Знаете, это все достигается воспитанием. Это все достигается государственной политикой. Например, в Америке практически не передаются по наследству компании - там налог на наследство достигает 95 процентов. И даже построив такую частную компания, как Майкрософт, где Билл Гейтс обладал 32 процентами… - вы понимаете, что вашим детям это не достанется. И ваши дети обязаны трудиться с самого начала. И вы тогда думаете: как мои деньги, мои активы могут работать в других областях, приносить благо другим?

В американских частных школах, которые не государственные, которые платные, в которые ходят дети из обеспеченных слоев, где нужно платить за обучение, - там с третьего класса обязательно включается в программу предмет с названием «Служение обществу». И дети, начиная с третьего класса, 30 часов в месяц обязаны заниматься помощью бездомным, старикам, лежащим в больнице, и так далее. То есть у детей понимание того, что если ты обеспеченный, это налагает на тебя какие-то обязательства, закладывают с самого маленького возраста.

А наши бизнесмены - они появились на наших глазах, за последние 15 лет. У них не было никакого образования. У них не было никакого взращенного понимания. И государство до сих пор этим не занимается…

Америка рассыплется, доллар рухнет? О чем вы говорите…

- Говорят: «Америка рассыплется, доллар исчезнет, рухнет!»»… Никуда не рухнет, успокойтесь! Мир живет по-другому. У Америки есть своя роль - технологического лидера. И пока никто, ни одна страна с Америкой в этом плане не конкурирует. Поэтому не стоит волноваться: не рубль, не доллар, не евро, в чем хранить - в тушенке?

Есть замечательная экономика, очень крепкая, устойчивая, мощная, - швейцарская… Недели две назад Швейцарский национальный банк принял решение привязаться к зоне евро по курсу. Потому что капиталы бегут в Швейцарию, создают там давление на национальную валюту, и она укрепляется, что мешает экономике. И они решили зафиксировать курс по отношению к евро.

У меня прогноз, что в среднесрочной перспективе, лет десять - двадцать, вообще будут формироваться глобальные зоны валют. Будет доллар, как мировая валюта, будет евро. И будут валюты, которые привязаны к доллару, и валюты, которые привязаны к евро. И ничего другого не будет.

Еврозона - она же производит 20 процентов мирового ВВП. Америка - 22, и еврозона - 20. Вот вам практически половина мирового ВВП производится в двух валютах. И вы говорите - эти валюты исчезнут?! Вы что, о чем вы говорите…

Оригинал статьи