На ближайшие четыре года главным партнером для Москвы в Вашингтоне останется Барак Обама. И хотя в целом он настроен по отношению к России гораздо более миролюбиво, чем Митт Ромни, проблем в двусторонних отношениях это не отменяет. О том, какие из них станут центральными в повестке президентов и насколько им удастся их решить, «Известиям» рассказали председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков и член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Размещение элементов ПРО США в Восточной Европе

Пушков: «Я настроен скептически относительно переговоров по ПРО, хотя Обама вроде бы обещал проявить большую гибкость. Но она будет сильно ограничена ситуацией в конгрессе, где любой шаг навстречу России будет приравнен к предательству национальных интересов. Республиканцы и консервативные демократы стоят на одной позиции. А это значит, что за Обамой будет меньшинство».

Малашенко: «Думаю, что нас ждет новый виток переговоров, который завершится определенной корректировкой американских планов. Связано это не с изменением подходов Белого дома и Пентагона, а с дороговизной проекта. В условиях кризиса американцы будут вынуждены отчасти ограничить свои амбиции. Устроит ли Россию такая подвижка, пока неясно».

«Законопроект Магнитского» о введении визовых и финансовых ограничений в отношении ряда российских чиновников

Пушков: «В традициях Америки иметь действующий антироссийский закон. На смену поправке Джексона–Вэника придет «закон Магнитского». Он будет обязательно одобрен. Однако администрация Обамы заинтересована, чтобы он был принят в более размытом виде. В нем Россия, скорее всего, не будет выделена в качестве единственного и специального объекта этой атаки».

Малашенко: «Будет принят смягченный вариант. У Белого дома нет желания обострять отношения. Понятно, что не все зависит от президента Обамы, но после победы его вес существенно вырастет». ...

Полный текст статьи