В 2007 году, когда президент России Владимир Путин присутствовал в Гватемале и поддерживал свою страну в то время, как разыгрывалось право принимать очередную зимнюю Олимпиаду, он знал, что получить это право будет самым простым этапом. Многие шутили на тему того, что только Россия могла предложить провести зимние соревнования на курорте, расположенном в субтропиках. Беспокойство по поводу отсутствия снега в горах и возможностей России вовремя обеспечить всю необходимую инфраструктуру улетучилось со временем, поскольку Россия все-таки получила право принимать у себя игры, однако самое главное опасение – угроза террористической атаки ‑ все еще остается.

Сочи находится в районе Северного Кавказа, где после распада Советского Союза долго были вооруженные конфликты в Чечне, а соседствующий с ней Дагестан потом и вовсе стал колыбелью исламистского экстремизма и терроризма. Кстати сказать, Путин получил широкую поддержку со стороны россиян благодаря своей решительной и бескомпромиссной политике урегулирования сепаратистских проблем на Северном Кавказе ‑ это в 1999 году и убедило действовавшего в то время президента Бориса Ельцина назначить Путина своим преемником.

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».
More >

После вступления в свою должность Путину ‑ путем военных побед и политики урегулирования споров ‑ удалось усмирить Чечню, при этом она скорее осталась ханством, примкнувшим к России, нежели действительно частью Российской Федерации. В результате с Чечней и в самой Чечне в последние двенадцать лет мир.

Терроризм оказался более сложной проблемой. В то время как в 2002 году война в Чечне близилась к концу, сотни людей в одном из театров Москвы были взяты в заложники террористами с Северного Кавказа. Подобная ситуация произошла и в 2004 году, когда сотни школьников в североосетинском городе Беслане были захвачены вооруженной группировкой. В списках погибших только в этих двух атаках числятся имена 500 человек.

В 2005 году вооруженные исламисты захватили Нальчик – районный центр на Северном Кавказе – и продержались в городе один день. В 2010 году по меньшей мере 40 человек погибли во время двух взрывов в московском метро, организованных террористами-смертниками из Дагестана. В следующем году в похожей атаке в московском аэропорту Домодедово погибли 37 человек. Атаки продолжаются, несмотря на заявление Путина о готовности пойти на любые, «самые беспрецедентные» меры борьбы с подозреваемыми в терроризме.

Стоит сказать, что террористы ведут войну с Россией с момента распада Советского Союза. Но теперь это не борьба за независимость отдельных регионов Кавказа ‑ это борьба за создание «Кавказского халифата», существующего по законам шариата.

Также изменились и методы борьбы террористов. Теперь это не вооруженные беспорядки, как в 1990-х, или военные операции вооруженных группировок, как в 2000-х, а отдельные террористические акты. Среди объектов нападения здесь и полицейские участки, и магазины спиртных напитков на Кавказе, и татарские священнослужители, исповедующие традиционный ислам, и обычные граждане России. И братья Царнаевы – ответственные за взрывы во время бостонского марафона в прошлом году – являются подтверждением этого тренда в терроризме, который теперь направлен в целом против светского общества в России или где бы то ни было.

С самого начала было очевидно, что Олимпийские игры в Сочи, будучи олицетворением всего того, чему противостоят террористы, вероятно, станут их целью. Недавние взрывы в Волгограде (юг России) и Пятигорске (Северный Кавказ) – жертвами которых стали около сорока человек, – скорее всего, имели целью продемонстрировать россиянам, что они беззащитны, и сообщить остальному миру о том, что Сочи является слишком опасным для посещения местом.

И в определенном смысле цель была достигнута. Несмотря на осуждение атак со стороны международного сообщества и обещание не поддаваться на провокации террористов, многие отменили поездку в Сочи. Как недавно сообщил журналистам министр обороны США Чак Хэйгел, в случае теракта США совместно с российскими службами безопасности будут готовы эвакуировать американцев из Сочи.

Фактически на сегодняшний день Сочи, пожалуй, является самым охраняемым местом в России. Поскольку президент Путин лично занимается этим вопросом, наиважнейшей задачей полиции и служб безопасности на сегодня является обеспечить проведение Игр без каких-либо инцидентов.

Однако это провоцирует другую опасность: сосредоточение основных правозащитных сил вблизи и в самом Сочи делает возможным организацию теракта в другом месте во время проведения Олимпиады. Все же Россия – огромная страна, а террористические группы невелики и, как это ни печально признавать, сложно контролируемы, отчасти потому, что часто используют примитивные средства коммуникации, которые сложно отследить. И, несмотря на значимость международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, как показали события, связанные с бостонским марафоном, эффективность этого сотрудничества сдерживается подозрительностью и недоверием.

Параллельно с Олимпийскими играми началось другое соревнование – между террористами, целью которых является сорвать Олимпиаду или, как минимум, испортить атмосферу игр, и службами Российского государства, задача которых ‑ помешать планам террористов. И в этом соревновании Россия должна оказаться абсолютным победителем.

Оригинал статьи