Коалиция арабских стран во главе с Саудовской Аравией объявила о прекращении авиаударов по позициям повстанцев-хуситов в Йемене, так как, по словам Эр-Рияда, военные цели операции достигнуты.

Тем не менее через несколько часов авиаудары возобновились, а военные обозреватели не исключают скорого присоединения к операции и наземных сил.

По мнению ряда аналитиков, вся кампания главным образом была затеяна как сигнал Ирану, который, насколько известно, оказывает поддержку хуситам, но в выигрыше в первую очередь оказалась "Аль-Каида" и другие исламистские группировки. Так ли это?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев обсуждает эту тему с Алексеем Малашенко, экспертом Московского Центра Карнеги.

Михаил Смотряев: Несколько неожиданно - операция "Решающий штурм" завершилась, и буквально через несколько часов опять авиаудары в рамках новой операции "Возрождение надежды", где будут предприниматься усилия по поиску политического решения, правда, военными средствами. Усиливается активность американского флота в близлежащих водах, и последовали разные грозные заявления. Говорить о том, что операция завершилась и поставленные цели достигнуты, еще рано?

Алексей Малашенко: Когда этот авиаудар готовился, сколачивалась временная коалиция, никакого стратегического плана не было. Казалось, что они всех задавят количеством, напугают хуситов, будет сигнал Ирану и постепенно все затухнет – что там какой-то Йемен против такой коалиции.

Но сказать, что эта военная операция завершилась для кого-то успешно, нельзя. И хуситы и саудиты считают, что они победили, а когда обе стороны так считают, это всегда рискованно. Саудиты и их союзники сделали некий дипломатический шаг, объявили некую мирную операцию "Возрождение надежды".

Но бомбардировки фактически продолжаются. Своих целей никто не достиг. Иран сегодня достаточно осторожен, но как фактор он существует. Никто ему не помешает поставлять оружие, для этого есть масса способов. Присутствие американского флота тоже непонятно чем кончится. То есть вместо реальной стратегии какой-то сумбур.

Конфликт в Йемене – всерьез и надолго. Он будет обостряться и ослабляться, и хорошо, что зейдиты (хуситы) - достаточно умеренные шииты, и до последнего времени они с суннитами там уживались. После такого столкновения всегда находятся люди, которые занимаются провокациями и снова поджигают конфликт. Несмотря на наступившую формальную паузу, мы там увидим еще много чего.

М.С.: Несколько часов назад стало известно, что национальная гвардия Саудовской Аравии будет туда отправлена. Это элитные части, которые по линии командования не подчиняются министерству обороны, и это может свидетельствовать о трениях внутри саудовского королевского двора. Что касается победителя на сегодня, то среди западных аналитиков консенсус достигнут – это исламисты всех мастей, в первую очередь "Аль-Каида". Вы согласны?

А.М.: Я для них особой выгоды пока не вижу. Ну "Аль-Каида", может быть, чего-то получила. Что именно? Поддержку? А ИГ? Неоднократно были попытки наладить отношения с исламскими радикалами-экстремистами, но все уходило в песок. В Йемене наиболее активно действующая сила – хуситы.

И там теперь будет арабо-арабская война. Если максимально объективно взглянуть на ситуацию, кто проиграл? Саудовская Аравия, потому что она в конечном счете защищающаяся сторона, и она не в состоянии себя защитить только этими ударами. Они посылают гвардию, а это реальное участие в гражданской войне. Это в конечном итоге ударит по монархии.

М.С.: А где находится Иран на шкале проигравших и выигравших? Пусть даже временно. Когда эта кампания началась, много говорилось, что это сигнал Тегерану, что его претензии на региональное лидерство будут оспорены.

А.М.: Это очень громко сказано – претензии на региональное лидерство. Это персы, а не арабы, и отношения между ними всегда были не очень хороши.

Кроме того, это сунниты и шииты. Представим, что Иран одержал абсолютную военно-политическую победу и создан некий шиитский квазиполитический блок. Но это только на несколько лет, потом все рухнет с печальными последствиями для Ирана, поскольку гегемонизм среди шиитов иранцам не выдержать в теперешнем состоянии.

Я считаю, что персы себя очень разумно ведут. Все понимают, что Иран должен помогать хуситам. Должна быть шиитская солидарность. Но Иран вроде бы должен воевать на стороне хуситов, а он ничего не делает.

И получается, что в острой йеменской ситуации Ирану можно доверять, потому что он ведет себя вменяемо. Думает о ядерной программе, снятии санкций и так далее. И хотя газетчики рассуждают – вот, сейчас Иран придет – но он же от этого не выиграет ничего. Ну ослабит это Саудовскую Аравию, а для Ирана-то в этом что? Только потешить самолюбие.

М.С.: Если ситуация в Йемене в ближайшее время не разрешится, а это, скорее всего, так и будет, то эта черная дыра шиитской солидарности, куда надо отправлять оружие, деньги и так далее, Ирану тоже не нужна.

А.М.: Именно время от времени чего-то вкладывать, проявлять солидарность. Но не идти в лобовую атаку. А саудовцы пусть мучаются, слабеют. А Иран может обвинить противников хуситов в жестокости, зверствах, а у него будут чистые руки, он поддерживает несчастных, которые выступали за права шиитов, которые в Йемене не учитывались.

М.С.: В Йемене вообще было сложно с учетом прав. И американцы тоже не будут торопиться. Кроме громких заявлений, делаться ничего не будет. Флот будет стоять на изрядном отдалении.

А.М.: Естественно. А если убьют американца или потопят американский катер? Зачем это Обаме накануне выборов, в сегодняшней ситуации с ИГ, Афганистаном? Они тоже участвовать не будут.

М.С.: Обама досиживает второй срок, и в президентском кресле мы его никогда больше не увидим. Но к этому разговору мы периодически будем возвращаться.

Оригинал передачи