Деловой подход

В связи с вмешательством России в сирийские события администрацию Обамы снова начали обвинять в том, что своей политикой «перезагрузки» отношений с Москвой и недостаточной жесткостью в отношении Путина она подорвала американские интересы на Ближнем Востоке. Эти обвинения, вероятно, имеют мощный театральный эффект во время президентской предвыборной кампании в США, но одновременно искажают картину прошлого и вряд ли способствуют продвижению вперед в деле помощи сирийскому народу и в отношениях с Россией.

Richard Sokolsky
Richard Sokolsky is a nonresident senior fellow in Carnegie’s Russia and Eurasia Program. His work focuses on U.S. policy toward Russia in the wake of the Ukraine crisis.
More >

Как бы ни оценивали «перезагрузку», она была проявлением делового подхода Обамы к вопросам внешней политики. Вашингтон и Москва совместно усиливали давление на иранцев и в конечном итоге добились исторического соглашения с Тегераном по его ядерной программе: этот успех показал, что серьезные разногласия не всегда препятствуют достижению конкретных результатов, отвечающих интересам обеих стран. А сейчас у США и России есть еще одна возможность для сотрудничества — ради укрепления стабильности в районе Персидского залива.

Один из главных источников нестабильности на Ближнем Востоке — межконфессиональные распри, подпитываемые острым соперничеством между Ираном и Саудовской Аравией за гегемонию в регионе. Путь, на который вступили эти две страны в отношениях друг с другом, не способствует миру и стабильности в регионе. Победителей в этом соревновании не будет — проиграют все. Ни Саудовская Аравия, ни Иран, ни какая-либо внешняя держава не способны добиться гегемонии в регионе или одержать военную победу в тех гражданских войнах и восстаниях, что сотрясают Ближний Восток. Эр-Рияду и Тегерану необходимо предпринять шаги, хотя бы скромные, для деэскалации своего соперничества.

Дружба против Ирана

Россия и США совместно с другими постоянными членами Совбеза ООН, Евросоюзом и такими государствами, как Индия и Япония, могут помочь арабским странам залива, Ирану и Ираку наладить новый, более эффективный диалог по вопросам безопасности. Основная региональная организация в сфере безопасности — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — выполнить эту задачу не в состоянии. Она фактически представляет собой альянс, направленный против Ирана. В ССАГПЗ не входят Иран, Ирак и внешние державы, играющие в регионе важную роль, например Соединенные Штаты и Россия. Кроме того, организация не пытается выработать «правила игры», которые позволили бы арабским странам залива и Ирану разрешать споры, предотвращать конфликты, снижать напряженность, улучшать прогнозируемость и обеспечивать транспарентность во взаимных отношениях.

Frederic Wehrey
Frederic Wehrey is a senior fellow in the Middle East Program at the Carnegie Endowment for International Peace, where his research focuses on governance, conflict, and security in Libya, North Africa, and the Persian Gulf.

Обеспечить конструктивный диалог между ССАГПЗ и Ираном по вопросам безопасности в заливе будет непросто. Между ними существует сильное взаимное недоверие. Саудовская Аравия и Иран схлестнулись в остром противостоянии по всему региону. Кроме того, ССАГПЗ и Иран имеют диаметрально противоположные представления о модели безопасности в заливе. Арабские государства хотят, чтобы США играли роль военного противовеса Ирану в регионе и стремятся к тесному сотрудничеству с Америкой в сфере безопасности. Тегеран же выступает за полный вывод американских войск из Персидского залива и надеется вбить клин между странами ССАГПЗ и их вашингтонскими покровителями.

Возможность нового диалога в заливе зависит также от урегулирования сирийского конфликта и готовности официальных кругов Саудовской Аравии и Ирана умерить соперничество между двумя странами. Эту задачу нельзя считать невыполнимой. Если воинственную и дестабилизирующую политику Ирана в Ираке и Леванте, возможно, предопределяют тегеранские «ястребы», то на его отношения с ССАГПЗ сильнее влияют более прагматичные круги; так, с 1990-х иранцы в заливе действуют сдержаннее, чем на других направлениях. Более того, даже в периоды наиболее острого противостояния Саудовской Аравии и Ирана не прекращаются попытки «регулировать» остроту их конфликта.

Роль России

Россия могла бы подключиться к дипломатическим усилиям по налаживанию диалога. Администрация Обамы в данный момент поглощена другими насущными проблемами. Кроме того, любой план по созданию новой системы безопасности в регионе вряд ли встретит одобрение, если он разработан в Америке. У Москвы, конечно, тоже хватает своих забот на Украине, в Сирии и с неблагополучной ситуацией в собственной экономике, а ее вмешательство в сирийские события на стороне Асада негативно воспринимается суннитскими арабскими государствами.

Хотя российско-иранские отношения носят более напряженный характер, чем это зачастую преподносится, Москва способна подтолкнуть Тегеран к развитию диалога с Саудовской Аравией и ее партнерами по ССАГПЗ по вопросам безопасности. США могут провести такую же работу со своими союзниками из ССАГПЗ. Если результатом станет укрепление позиций России в Персидском заливе, так тому и быть. Соединенные Штаты давно уже практически в одиночку обеспечивают безопасность в этом регионе; пора и другим странам внести в это свой вклад.

Несомненно, Москва и Вашингтон будут и дальше соперничать за влияние в регионе и по возможности добиваться для себя односторонних преимуществ. Но им необходимо отодвинуть свое геополитическое соперничество на второй план и сделать приоритетной задачу борьбы с хаосом и наведения порядка на Ближнем Востоке. Более эффективный диалог по проблемам безопасности в Персидском заливе будет способствовать снижению напряженности между Ираном и арабскими государствами региона, укреплению стабильности и предотвращению конфликтов, что, несомненно, пойдет на пользу безопасности США, России и самих стран залива. Если Москва и Вашингтон сосредоточатся на своих общих интересах, возможно, им удастся поспособствовать созданию основы для более устойчивой системы безопасности в Персидском заливе.

Оригинал статьи