С 2017 года США планируют начать постоянную ротацию своей бронетанковой бригады в Восточной Европе. Это довольно серьезный шаг вперед по сравнению с теми мерами сдерживания в Европе, которые США и их союзники по НАТО предприняли после 2014 года. Тем не менее, хотя СМИ поспешили заявить о «существенном» наращивании военного присутствия США, для таких оценок нет особых оснований. И подход США к безопасности в Европе по-прежнему имеет ряд стратегических недостатков.

В 2014 году, после начала войны на Украине, США анонсировали так называемую Инициативу по обеспечению безопасности в Европе (ERI). Теперь администрация Барака Обамы запрашивает у Конгресса значительное увеличение бюджета ERI: с $789 млн в 2016 году до $3,4 млрд в 2017 финансовом году. В основном эти средства пойдут на обеспечение постоянного присутствия бронетанковой бригады в Восточной Европе.

В предыдущие годы ERI использовалась для финансирования краткой переброски американских войск в Восточную Европу на время учений и военной подготовки. Но между такими операциями были значительные паузы, что потенциально повышало вероятность авантюр со стороны России. Новая система постоянной ротации контингента подразумевает, что таких пауз больше не будет: возвращающихся в США солдат должны сразу же сменять новые силы. Это, несомненно, порадует союзников США, как и то, что в состав бригады войдут танки «Абрамс» и БМП «Брэдли» (стоит напомнить, что в начале 2000-х, при администрации Джорджа Буша, американская бронетехника была выведена из Европы).

В Вашингтоне растет убежденность, что в Восточной Европе сейчас складываются новые правила игры и что США должны задавать в них тон. Поляки и прибалты, в частности, ожидают, что НАТО сформулирует среднесрочный план по противостоянию России в регионе. Увеличение финансирования ERI – первый шаг в этом направлении. Однако шаг, недостаточный для защиты западных интересов.

Во-первых, размеры контингента – примерно 4200 человек – невелики по сравнению с теми силами, которые Россия в состоянии мобилизовать на внезапные учения. Во-вторых, бригада будет распределена между шестью странами: Болгарией, Латвией, Литвой, Польшей, Румынией и Эстонией. Это, скорее всего, помешает в случае кризиса быстро сосредоточить силы и использовать весь потенциал бригады. Что еще важнее, предполагаемые вызовы со стороны России не слишком актуальны для Болгарии и Румынии, учитывая их отдаленность от России и отсутствие значительного русскоязычного населения. Проблема скорее касается государств Балтии, где и было бы логичнее разместить бригаду.

В-третьих, финансирование ERI не включено в основной бюджет Министерства обороны США, что осложняет дальнейшее планирование этой программы.

В-четвертых, американское присутствие в Европе за последние пятнадцать лет серьезно сократилось, и сейчас там нет командных структур на уровне дивизии или армейского корпуса. Четвертая пехотная дивизия США имеет оперативно-командный блок в Германии, состоящий примерно из ста человек; предполагается, что по мере необходимости он может быть расширен. Но, по мнению некоторых экспертов, такое расширение занимает слишком много времени, и штаб дивизии может прибыть в Европу, когда уже будет слишком поздно.

В-пятых, программа ERI не предусматривает моратория на дальнейший вывод американских войск из Европы и на закрытие американских военных объектов. Конечно, практический смысл такого моратория невелик: присутствие сил США и так сильно ограничено. Однако таким образом США могли бы подать Европе важный сигнал о том, что Вашингтон не ставит проблему ИГИЛ (группировка запрещена в РФ) или Китая выше всего остального и по-прежнему намерен защищать свои интересы в этой части мира.

Но даже если эти недостатки будут учтены, пока неясно, будет ли постоянная ротация бригады адекватным решением проблем, вставших перед Прибалтикой и Польшей. Размещение бронетанковой бригады – предосторожность на случай худшего сценария, в котором российские войска атакуют силы членов НАТО. А такая катастрофа крайне маловероятна. Более правдоподобный сценарий – «гибридные войны», которые решают задачи Москвы в Европе, но не влекут применение статьи 5 Устава НАТО о взаимной защите. В таком случае вряд ли от тяжеловооруженной бригады будет много пользы. Скорее речь должна идти о дополнительных инструментах по укреплению государственного управления и военно-гражданского сотрудничества в кризисных ситуациях, по развитию пограничного контроля, информационных и киберопераций. А считать, что одна бронетанковая бригада сможет надежно защитить интересы США в Европе и интересы ее союзников, довольно недальновидно.

Джон Дени – профессор Института стратегических исследований Военного колледжа Сухопутных войск США

Английский оригинал текста был опубликован в Strategic Europe, 27.05.2016