Клинтон и Трамп почти сравнялись в президентской в гонке в США. Ситуация оценивается как «шаткое равновесие», заявил директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. По его мнению, исход выборов будет зависеть от избирателей колеблющихся штатов. Можно точно утверждать, что штаты, которые традиционно голосовали за демократов или годами — за республиканцев, проголосуют за своих кандидатов, даже зная все их недостатки. Но здесь ничего невозможно предсказать, потому что неопределившийся избиратель очень сложно поддается прогнозированию, отметил Гарбузов. Так или иначе, крупный бизнес старается заранее предусмотреть последствия избирательной кампании. Как повлияют президентские выборы в США на бизнес в России и в других странах? Руководитель экономических программ Московского центра Карнеги Андрей Мовчан ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Олега Булгака.

— И Клинтон, и Трамп уже достаточно наговорили, чтобы руководители крупных корпораций во всем мире начали как-то готовиться к новым экономическим реалиям. Возможны ли перемены в отношениях с США после того, как придет новый президент?

Андрей Мовчан
Андрей Мовчан — приглашенный эксперт Московского Центра Карнеги, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group.
More >

— Вы знаете, во-первых, возможно все. Давайте не будем забывать о том, что политика непредсказуема, результаты референдума в Великобритании это показали. С другой стороны, из всего того, что Клинтон и Трамп наговорили, не следует никаких реальных действий. Идеи Трампа снизить налоги, идеи Клинтон повысить налоги, идеи Трампа начать торговую войну и так далее — все это идеи, которые много раз тестировались в Конгрессе и в Сенате и с завидной регулярностью в любой форме отклонялись.

Слава богу, Америка — не Россия, там президент не принимает таких решений, там все-таки решения принимаются коллективно и в результате конкуренции партий. Конкуренция партий очень жесткая, они стараются блокировать достаточно крупные инициативы друг друга, поэтому, может быть, в последнее время Америка очень стабильна. Поэтому я бы не стал относиться к этим заявлениям слишком серьезно, тем более, что, придя в Белый дом, Клинтон и Трамп, конечно, будут думать не об экономике и политике, а о втором сроке. У них второй срок еще потенциально впереди, и уж точно они не захотят злить и разочаровывать своих избирателей и членов партии, которые сидят в палатах парламента. Поэтому, скорее всего, первые год-полтора уж точно пройдут спокойно.

— Вот сейчас мы видим, как бурно реагируют финансовые рынки на каждый процент Трампа. Может быть, финансовый сектор наиболее зависим от личности будущего президента?

— Эта бурная реакция финансовых рынков на каждый процент Трампа не сопоставима по масштабам с бурной реакцией финансовых рынков на повышение ставки рефинансирования до 0,5%, которое было почти год назад. Если помните, тогда рынки долгов теряли в цене огромные суммы, доходности этих рынков увеличивались, а через три месяца все пришло в порядок. Просто сегодня рынки очень сильно напряжены. Поскольку на них очень много денег, цены достаточно высоки, особенно на долговые инструменты, в том числе на акции, конечно, тоже. И для увеличения волатильности, чтобы цены куда-то двинулись, рынок использует сейчас любой повод. При этом эти колебания не сравнить с колебаниями, которые происходят на рынках значительно более мелких вещей.

— На сегодняшний день уже существует такое клише, что если Клинтон придет к власти, то отношения с Россией резко ухудшатся, а Трамп — друг Путина, друг России, и для российского бизнеса все будет не так плохо. Есть ли вообще разница, кто придет?

— Во-первых, давайте начнем с конца. Российский бизнес тут вообще ни при чем, потому что российского бизнеса с Америкой практически нет. Буквально на пальцах одной руки можно пересчитать линии, по которым мы сотрудничаем частным или государственным образом. Они обоснованы совершенно понятной и очень серьезной выгодой для обеих сторон, и так или иначе этот процесс будет продолжаться. Америка не откажется от нашего титана, мы не откажемся от их технологий, потому что Америка никогда не делает того, что ей невыгодно в экономической части. Да и мы, в общем, делаем это не так часто. Поэтому неважно, Трамп или Клинтон.

А вот что касается уже чисто политических отношений, здесь сказать сложнее, причем сложнее в обе стороны, потому что понятно, что Хиллари Клинтон будет занимать достаточно проработанную позицию демократов, позицию осторожного неприятия по отношению к России. Безусловно, после выборов риторика уйдет — риторика нужна для избирателей, после выборов все смягчится, они займутся более практическими проблемами, Россия отойдет на второй, если не на третий план, но неприятие останется.

Что касается Трампа, то его позиция по отношению к другим странам уже, по-моему, достаточно хорошо понятна. Он прагматично агрессивен, поэтому непонятно, почему Россия вдруг должна получить от него другой подход, нежели все остальные страны мира. Я думаю, что он так же резко будет относиться к попыткам России ущемить американские интересы, а Россия любит это делать. Для России это определенного рода спорт. Поэтому я бы тоже не сказал, что будет существенная разница. Клинтон будет более предсказуемой, с ней можно будет как-то планировать взаимодействие. С Трампом это будет сложнее.

Оригинал интервью